Из темы народных промыслов можно сделать красивый нацпроект

Июн 14, 2017

Где научиться хохломской росписи, мстерской лаковой миниатюре и вологодскому кружеву? Как в сфере народных художественных промыслов аккуратно совместить корневую культуру и бизнес? Получат ли традиционные русские промыслы "второе дыхание"? Об этом и многом другом накануне Дня России рассказала РИА Новости исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров Ирина Аржанова.

‒ Ирина Вадимовна, что сейчас происходит в сфере народных художественных промыслов? Они вообще живы?

‒ Они живы и остаются все такими же яркими, красивыми и значимыми в нашей национальной культуре. Однако о расцвете и избыточном государственном внимании к ним пока говорить не приходится.

Сфера НХП включает в себя около 250 предприятий из 60 регионов России, правда традиционные промыслы производят всего 60 предприятий. В стратегии развития отрасли до 2020 года прописано, что "существенной проблемой является нехватка специалистов как художественных, так и рабочих специальностей, что обусловлено, в первую очередь, низкой оплатой труда". Отсутствие или нехватку кадров отмечают почти 40 процентов предприятий отрасли.

Подготовка кадров по направлению "декоративно-прикладное искусство и народные промыслы" в рамках среднего профессионального образования и высшего образования осуществляется во многих регионах в более 100 образовательных организациях.

‒ Выходит, что выпускников ста вузов и колледжей не хватает для того, чтобы покрыть кадровые нужды этой сферы. Кого именно не хватает? В каком объеме? 

‒ Мы задались аналогичными вопросами. Пытаясь найти ответы, провели экспертное обсуждение с участием всех заинтересованных сторон ‒ людей с предприятий, из профильных музеев, экспертов в сфере образования. Выяснилось, что системная информация о кадровых потребностях предприятий полностью отсутствует.

Более того, обучение в рамках укрупненной группы специальности "декоративно-прикладное искусство и народные промыслы" не позволяет идентифицировать количество и качество подготовки выпускников, которые специализируются именно на народных художественных промыслах. К сожалению, сегодня мы находимся "в серой информационной зоне".

В связи с этим Национальный фонд подготовки кадров подготовил опрос по предприятиям: кто им нужен, в каком объеме, с кем эти предприятия работают, какие компетенции требуются, каких программ основного образования или ДПО им не хватает. Опрос был согласован с Минпромторгом России, поскольку именно этот орган федеральной исполнительной власти курирует сферу НХП. 

Второй наш опрос адресован образовательным организациям. Мы хотели бы изнутри понять существующие проблемы в этой сфере: готовят ли вузы и колледжи специалистов для сферы НХП, есть ли спрос на это направление подготовки, кто преподает, по каким учебно-методическим материалам учат, с какими предприятиями работают и т.д.

Эта отрасль очень сложная, но довольно четко очерченная. Согласно закону о НХП, традиционными НХП считаются только те, которые привязаны к местам их бытования и имеют столетнюю традицию. То есть, если похожий рисунок и похожее стилистическое решение будет реализовано в другом месте, это не будет считаться традиционным продуктом НХП. Все самые известные промыслы – хохлома, гжель, палех, холуй, тагильская роспись и др. – привязаны к определенным местам. Именно там расположены производства, а значит, там должны быть и соответствующие образовательные центры. 

‒ По факту они там есть?

‒ Как правило, речь идет об очень небольших городках или даже поселениях. Иметь там современную образовательную организацию, которая бы с хорошим конкурсом набирала толковых студентов, сложно. Конечно, на самих предприятиях есть система наставничества, но ребята, получив профессиональные навыки, остаются без диплома. А молодым людям сейчас все-таки важно иметь на руках диплом о профессиональном образовании.

Я недавно была в городе Семенове, где работает ЗАО "Хохломская роспись". В этом городе есть многопрофильный колледж: он включает в себя не только те профессии, которые интересны данному предприятию, но и другие, более востребованные направления подготовки. С набором полноценных групп для получения профильных для этого предприятия бюджетных мест есть реальные проблемы. Рядом ‒ Нижний Новгород с сильной университетской средой, которая "оттягивает" молодежь. Руководство предприятия и местная власть ищут пути повышения престижности профессии, возможности привлечения молодежи за счет усиления привлекательности самой территории. 

Иная ситуация в Мстере, где расписывается знаменитая лаковая миниатюра. Высшая школа народного искусства, которая готовит специалистов в сфере НХП по программам высшего образования, поддерживает в своей структуре профильные колледжи в местах бытования конкретных промыслов. Мстера ‒ как раз одна из таких точек.

Эта образовательная организация произвела на меня сильное впечатление. В маленьком городе, где нет ничего особенного, на программе СПО обучается более 70 человек. Отличное здание, современный ремонт, превосходные условия для творчества и занятий лаковой миниатюрой. Здесь восстановлены секреты производства папье-маше, чтобы делать традиционные шкатулки. 

Студенты выигрывают международные конкурсы. Для них очень важно, что они могут на месте продолжить обучение после колледжа в вузе, аспирантуре.

Вообще эти ребята в Мстере не производят впечатления провинциалов. У меня было ощущение, что они приехали сюда из креативных бюро Москвы. Я спросила их: "Научитесь здесь и уедете в большие города?". Ответ меня искренне удивил: "Нет! Мы хотим здесь остаться, у нас здесь родители, нам здесь нравится, свои мастерские откроем, семьи создадим, у нас здесь жизнь". Мало того, что это реальная возможность для молодежи закрепиться на своих территориях, так еще и развивать их. В этих ребятах уже чувствуется предпринимательский дух, причем в лучшем понимании этого слова. 

‒ Но если эти ребята откроют здесь собственные мастерские, они войдут в контрадикцию с предприятиями, которые выпускают оригинальную продукцию. По сути, они станут конкурентами, так ведь?

‒ В этом один из главных камней преткновения. Как урегулировать отношения между предприятиями в сфере НХП и частниками, которые производят аналогичную продукцию, до сих пор никто не знает. Компромисс пока не найден.

Тема развития народных промыслов очень тонкая. Она совмещает в себе две половинки одного и того же ‒ культуру и бизнес. Легко войти в эту посудную лавку и поломать даже то, что уже сложилось. Сегодня надо пройти между Сциллой и Харибдой, учитывая позиции ремесленников и предприятий (причем как с законодательной, нормативной точек зрения, так и точки зрения качества и безопасности выпускаемой продукции).

В традиционных народных художественных промыслах заложена национальная культура, наш генетический код. Эту продукцию нельзя превращать в нечто иное, ее нужно холить и лелеять, передавать из поколения в поколение. 

Но если оставить производство "под стеклянным колпаком", оно не сможет выжить. НХП ‒ богатейший материал, мотивы которого можно использовать, перерабатывая в дизайнерскую мебель, продукты народного потребления и пр. Пусть это будут востребованные вещи масс-маркета, но учитывающие корневую культуру. Это не должно быть китчем.

Скажем так: продвижение товара без подрыва авторитета народной культуры. 

– Как научить этому молодых людей? Что образовательная организация должна вложить в головы студентов, чтобы они почувствовали эту тонкую грань?

‒ В сфере НХП нельзя создать алгоритм: каждый новый продукт ‒ это каждый раз творчество. Причем, это всегда авторская ручная работа. Многие из наших промыслов – резьбу, вышивку ‒ невозможно исполнить даже на самом современном оборудовании. Такая авторская передача знаний и технологий является особенностью образования в этой сфере.

То, что я видела в Высшей школе народных искусств – курсовые и дипломные работы студентов академии – это реальные произведения искусства: и жостовские подносы, и вологодское кружево, и мебель с северной росписью, и вышивка владимирским швом. Ребята делают прекрасные авторские вещи. Но их всего-то 300 человек.

При этом формат образования очень специфический, требующий индивидуальной работы. Один мастер не может передать все нюансы, работая с группой 25 человек. Думаю, что такие образовательные учреждения нуждаются в дотациях и господдержке. 

‒ Какая роль в этом деле отводится регионам?

‒ Программы развития регионов, где расположены предприятия НХП, должны быть пересмотрены в сторону усиления использования местных брендов. Сегодня эти предприятия для многих являются ярмом на шее: денег они не приносят, а содержать как-то надо…

Но из темы НХП можно сделать красивый и значимый национальный проект, особенно с учетом поставленных задач по развитию внутреннего туризма. Народные промыслы могут стать тем золотым ключиком, который откроет дверцу в креативное развитие регионов. В этом смысле традиционные народные промыслы получат "второе дыхание".

Федеральная и региональная поддержка и развитие системы образования в сфере народных промыслов помогут найти тот консенсус, который сделает любую территорию процветающей. Появится желание сюда ехать и здесь оставаться, ведь здесь живет наше настоящее национальное искусство. Но люди, уже проживающие на этих территориях и работающие в этих сферах, должны сами очень захотеть изменить ситуацию, увидеть другое будущее – будущее креативных территорий, где интересно и комфортно жить. Без этого ничего не получится. 

https://ria.ru/sn_edu/20170611/1496196729.html